il_1 (ie_1) wrote,
il_1
ie_1

Маркс против Бауэра, или как коммунизм соединяется с материализмом

Первая совместная работа Маркса и Энгельса была создана в 1845-46 гг. и называлась «Немецкая идеология». В этой работе они впервые сформулировали то, что станет позднее историческим материализмом – положение о первичности материальной среды в истории.


Эмиль Дрейер. Карл Маркс в своём кабинете

Авторы строят своё рассуждение, оппонируя младогегельянцам, в том числе непосредственному учителю и наставнику Маркса Бруно Бауэру, который представил историю человечества как процесс развития идей, а основными творцами её назвал «критиков», то есть философов и идеологов.

Авторы возражают: история базируется на производстве индивидами своей материальной жизни, обусловленном их телесной организацией.В процессе этого производства возникают системы взаимодействия индивидов, организации ими этого производства (они же производительные силы) и формы общения между ними. Государство, право, идеология являются продуктами именно производительных сил и форм общения. Идеология (а также «чистое сознание», позволяющее её создавать) вообще появляется лишь тогда, когда разделение труда порождает разделение физического и интеллектуального труда (а это происходит не сразу – уже после того, как разделяется город и деревня, производство и торговля). Сама по себе идеология лжива, идеологи всегда выражают интересы классов, производительных сил, но сами не осознают этого.

Что примечательного в таком осмыслении истории? На мой взгляд, два момента.

Первый – это то, что в значительной степени, оно справедливо. Действительно, всё начинается (для светского человека) с труда, в трудовой деятельности формируется язык и сознание. На мой взгляд, это прекрасно выразил Георгий Щедровицкий, который предложил так называемую базовую схему мыследеятельности.


Отвлекаясь сейчас от применения Щедровицким этой схемы в структурировании своих семинаров и ОДИ, отметим, что она хорошо описывает процесс зарождения «чистого сознания», о котором говорят Маркс и Энгельс.






Сначала мыследействование, потом мысль-коммуникация, а потом уже чистое мышление. То есть: сначала трудовое действие индивидов, производство ими средств удовлетворения потребностей и материальной жизни, связанное с включением интеллектуальной функции. Затем – их коммуникация, связанная с организацией труда и обеспечением его условий. У Маркса и Энгельса этому соответствуют производительные силы и формы общения. И наконец – чистое мышление, работающее с абстракцией – категориями, схемами действительности, законами.

Здесь можно и нужно вносить много уточнений, касающихся того, когда именно зарождается понятие и объективное значение слова (ибо исследователи, такие, как Леви-Брюль и Леви-Стросс, обнаруживали и у современных родо-племенных общностей допонятийное мышление), как формируется язык, как и когда возникает рефлексия, каким образом развивается личность и категории «Я»,  «он», «мы», как соотносились труд и мышление, а значит, далее, бытие и сознание. К сожалению, научная психология не слишком много внимания уделяла этим важнейшим, стержневым вопросам. Она больше увлекалась различными концептуализациями наблюдаемой психической деятельности.

Но вернёмся к осмыслению истории Марксом и Энгельсом.

Итак, с одной стороны, оно выглядит обоснованно.

С другой стороны, остаётся глубоко непонятным, почему эта обоснованная модель подаётся как коренным образом противоположная модели Бруно Бауэра и других, кто считал, что историю движут идеи и их авторы, и поворот в сфере идей мог бы вызвать поворот в истории.

Даже если принять ту мысль, что:
1 - идеологи есть часть господствующего класса
2 - идеи суть «мысли господствующих индивидов»
3 - за идеями скрываются материальные предпосылки и интересы
– то всё равно непонятно, почему эти идеи, преобразуясь в области «чистого сознания», не могут оказывать обратное воздействие и на господствующий класс, и на господствующих индивидов, и на свои собственные материальные предпосылки и породившие их интересы. Одним словом – воздействовать на исторический процесс и формировать его, о чём и говорит Бруно Бауэр.

Но вся проблема в том, что принять эту мысль (выраженную в трёх пунктах выше) никак невозможно. Прежде всего, потому, что она является страшным упрощением реального исторического процесса. Наверное, были в истории идеологи, которые были полностью привязаны к породившему их господствующему классу, выражали интересы правителей и свои материальные предпосылки, но не их имена оказались золотыми буквами вписаны в мировую летопись.

Этого не мог не понимать молодой Маркс, который двумя годами ранее написал о том, что «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». Обращаю внимание, что здесь речь идёт о процессе, противоположном тому, который описан в «Немецкой идеологии». Там материальные предпосылки через посредство интересов господствующего класса становятся теорией. Здесь теория через посредство масс становится материальной силой.

И вряд ли тут имеется в виду только грядущая пролетарская революция. В истории человечества и до XIX века множество примеров тому явлению, о котором говорит Маркс.

Кстати, вот что сказано о коммунизме в самой «Немецкой идеологии»:

«Коммунизм сознательно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки как создания предшествующих поколений, лишает эти предпосылки стихийности и подчиняет их власти объединившихся индивидов… Строй, создаваемый коммунизмом, является как раз таким действительным базисом, который исключает всё то, что существует независимо от индивидов, поскольку существующий строй есть ведь не что иное, как продукт существовавшего до сих пор общения между самими индивидами».

Коммунизм создаётся и осуществляется не в мысли, а в материальной среде – таков пункт, который Маркс и Энгельс выставляют против своих оппонентов. Что ж, кто бы спорил: в мысли можно долго мечтать о коммунизме, то пока он не предстанет в материальной среде, это только мечты, а не сам коммунизм.

Но присмотримся внимательно к тому, что именно сказано. Как только возникнет коммунизм в материальной среде, исчезнет стихийность предпосылок и всё то, что не зависит от воли объединившихся индивидов. Иными словами, возникнет система имени Бруно Бауэра! В которой историю будут двигать идеологи, коими и будут свободно объединившиеся в рамках бесклассового общества индивиды.

Я сейчас не пытаюсь глубоко анализировать понимание коммунизма у раннего Маркса, его связь с преодолением отчуждения, пролетариатом. Я обращаю только внимание, что предмет спора Маркса и Энгельса с Бруно Бауэром, по сути, сводится к вопросу о том, какой будет революция в Германии: будет ли она революцией в сфере идей, которая поменяет общество (как считал Бауэр) или она должна быть революцией, радикально трансформирующей материальную среду. Причем основная претензия к Бауэру заключается в том, что предлагаемый им сценарий просто нереализуем на практике. А революция нужна – и в силу тяжелейшего положения рабочих, и для освобождения всего общества.

Непонятно только одно: зачем потребовалось доводить полемику до запредельного накала, в котором авторы «Немецкой идеологии» не ограничиваются пусть и самой разгромной критикой идей своих оппонентов, но доходят почти до высмеивания самих оппонентов (в особенности Бауэра, который, подчеркну ещё раз, был непосредственным учителем Маркса) (например: «Мы воздерживаемся от удовольствия априорно конструировать поведение святого Бруно в день страшного суда»).

Вновь и вновь присмотримся к странной тенденции, которую я уже отметил – тенденции к упрощению реальной истории. Нельзя сказать, чтобы она пронизывала весь текст работы. Но в некоторых местах она явно бросается в глаза. Цитата:

«Сахар и кофе обнаружили в XIX веке своё всемирно-историческое значение тем, что вызванный наполеоновской континентальной системой недостаток в этих продуктах толкнул немцев на восстание против Наполеона и, таким образом, стал реальной основой славных освободительных войн 1813 года».

Видимо, если бы был ввезён сахар и кофе, Европа сидела бы под наполеоновским игом в течение неопределённого срока. Несмотря на финал российской кампании 1812 года и всё остальное…

Я даже не отрицаю роль сахара и кофе. Я лишь обращаю внимание, что назвать это «реальной основой» и не упомянуть про другие основы… можно лишь желая довести определённую позицию до полной категоричности. Расплеваться до конца с некоторым оппонентом, с которым у тебя на самом деле нет полной противоположности во взглядах.

Ведь Маркс, совсем, ну просто совершенно не склонен к упрощениям. Чему доказательством – «Экономико-философские рукописи», написанные за год до «Немецкой идеологии» и в одиночестве, где он стремится только к тому, чтобы увидеть реальный мир во всей его сложности.



Tags: Бруно Бауэр, Гегель, Маркс, Щедровицкий, коммунизм, материализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments